Одна любовь на всю жизнь. Александр Якимович

Несколько лет назад мне предложили в обмен на другой материал три открытки военного 1943 года. Они показались не очень интересными по содержанию, но сюжет: советский истребитель сбивает немецкий самолет — мне понравился. Я сохранил эти открытки и недавно решил повнимательнее рассмотреть их и изучить.

Открытки датированы сентябрём–октябрём 1943 года. Отправлены Якимовичем Александром Александровичем полевой почтой 47604 в г. Ворошиловград по адресу: Елизаветинский посёлок, ул. Броненосца Потёмкина, дом 9, Скрынниковой Анне.

Содержание писем примерно одинаковое:

21.10.43г. Здравствуй моя милая жена Анечка. С приветом и крепким поцелуем к тебе твой муж Саша. Жив, здоров, и того тебе желаю в твоей жизни и работе. Анечка, пиши письма чаще. Я живу хорошо, бью немцев. Пока до свиданья, крепко тебя целую твой муж Саша. Привет маме, Маруси, Нади. Пиши чаще, милая жена.

— вот такие нежные слова в каждом послании.

Информации для начала было достаточно. Первое, что удалось выяснить по номеру полевой почты: Якимович А. А. — служил в 229-й особой стрелковой бригаде, переименованной 27.06.1943 в 230-ю стрелковую дивизию.

По сайту «Подвиг народа» нахожу одного Якимовича А. А. Был награждён в ноябре 1942 года орденом Красной Звезды за участие в Сталинградской битве. Наградной лист от 27.11.1942 открыл некоторые части биографии фронтовика.

1921 года рождения, белорус, член ВКП(б) с 1942 года, уроженец Минской области Узденского района, Заболотье, с. Светловка. Участвовал в боях под Великими Луками и Витебском в 1941 году и на Сталинградском направлении в 1942 году.

На момент награждения — старший лейтенант, командир миномётной роты 421 СП 119 СД.

Описание подвига:

Тов. Якимович А. А. 19.11.1942 под хутором Калмыковский Сталинградской области уничтожил 2 ДЗОТа, 3 пулемётных точки противника и 47 немецко-румынских захватчиков. 22.11.1942 у деревни Зимник разбил обоз в количестве 14 повозок с боеприпасами и другими грузами противника.

Но тут первая трудность — на сайте «Мемориал» нахожу 9 записей о погибших с фамилией Якимович и с именем-отчеством Александр Александрович. Четыре из них имеют отношение к 230-й стрелковой дивизии (две к красноармейцу и две к капитану — оба из Белоруссии и призыв одного военкомата). Какая из записей относится к моему герою?

А дальше становится ещё интересней... Что такое Елизаветинский посёлок в г. Ворошиловграде? Опросил многих, обращался к краеведам, к сотрудникам Областного краеведческого музея — результат нулевой. Один из старожилов Луганска выдвинул версию — это где-то в районе бывшего кинотеатра «Буревестник». Я за неё ухватился. Поднял подробную карту города и сразу наткнулся на ул. Броненосца Потёмкина.

Я поехал по указанному адресу. Оказалось, что в этом доме живет Александр Скрынников — сын Анны Скрынниковой, в чей адрес шли «мои» письма с фронта. Это была удача, ведь прошло 70 лет!

Брат Владимир, мать Софья Семёновна, сестра Анна

Познакомились. Он, честно говоря, удивился, узнав с каким вопросом я пришёл к нему в дом. Разговорились, и вот что я узнал.

Его мать работала парикмахером в посёлке Сельскохозяйственного института. После освобождения Ворошиловграда от фашистов познакомилась с молодым красивым капитаном-орденоносцем, белорусом с Минской области. Встречались и в мае 1943 года поженились.

Вот теперь всё стало на свои места. Все вопросы, вроде, сняты. Капитан, орден Красной Звезды, белорус. Значит данные, найденные на сайте «Подвиг народа», относятся именно к нему. Но когда Александр передал мне письма и документы военной поры, я понял, что не всё так просто. В извещении о гибели Якимовича Александра Александровича сказано:

Красноармеец [?], уроженец Минской области Узденского района, с. Светаловка. В бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 23 октября 1943 года. Похоронен: с. Калиновка, Васильковский район Запорожской области.

Извещение датировано 10 января 1945 года. Это данные на красноармейца, найденного мною на сайте «Мемориал».

И я приступил к изучению писем и документов...

А писем набралось немало. Помог председатель областного общества филателистов Козаков И. В. — у него оказалось несколько писем Якимовича с фронта и Скрынниковой на фронт, ну и, конечно, основной материал — это письма из архива самой Анны Трофимовны Скрынниковой (скончавшейся, к сожалению, в 1989 году).

Прежде чем перейти к обзору писем, думаю, будет правильно закрыть вопрос установления личности Якимовича А. А.

Более ранние письма имеют почтовый адрес: Полевая почта 11755 — это 61-й отдельный противотанковый дивизион 54-й гвардейской стрелковой дивизии. Указанная дивизия — это переименованная (16.12.1942) 119-я стрелковая дивизия 2-го формирования, в которой сражался Якимович под Сталинградом. Опять всё сходится.

Сохранилось письмо капитана Старостенко Бориса Романовича, в котором он описывает гибель капитана Якимовича и указывает место его захоронения — сельское кладбище, с. Украинка Васильевского района Запорожской области. Указана дата гибели — 23 октября 1943 года. Старостенко Б. Р. пишет:

23 октября мы с ним выполняли боевую задачу. Он показал себя мужественным, бесстрашным командиром. В это время его настигла вражеская пуля, Александр был тяжело ранен, через час после этого мне сообщили очень печальную весть — Александр погиб.

Но последняя открытка датирована 24 октября, т.е. дата гибели 23.10 также не соответствует действительности. В информации из приказа об исключении из списков указано:

Капитан Якимович, заместитель командира дивизиона 990-го стрелкового полка 230-й стрелковой дивизии, убит в бою 25.10.1943. Он похоронен в с. Украинка Запорожской области [описки во фронтовых документах: дата гибели в одном случае 16.10.1943, в другом 25.10.1943 — будем считать издержками военного времени].

Я не могу знать, сколько писем было написано Якимовичем и Скрынниковой за время переписки. Я прочитал 55 писем Александра и 23 письма Анны. Если учесть, что время переписки — август–октябрь 1943 года, то это, согласитесь, немало.

Молодым было немногим больше 20 лет. Естественно, бóльшая часть текста посвящена признаниям в любви и верности, вере в скорейшую победу и счастливую послевоенную жизнь.

Александр прошёл с боями Ворошиловградскую (Луганскую), Сталинскую (Донецкую) и Запорожскую области. Вот некоторые выдержки из его писем.

4 июля 1943 года:

Анечка, когда я вышел от тебя до Александровки, прошёл, а там доехал до места расположения.

Но фронт удалялся, уходил на запад и Якимович.

12 августа 1943 года:

…я твоё письмо получил, которое ты передала Костей и за которое очень благодарю тебя и крепко целую. Я недалеко от тебя, км. 35. Стоим в кустарнике в балке…

15 августа 1943 года:

…доехал до места, от тебя 100 км. Вступили в бой. В общем, пока хорошо. Знаешь, Анечка, как скучно без тебя, как вспомнишь всё наше прошлое, плакать хочется. Напиши мне, какого ты райвоенкомата, я тебе вышлю аттестат, или зачем, приеду к тебе, посмотреть на тебя...

16 августа 1943 года:

Стоим на передовой, кругом только высоты, а впереди немцы, которых мы беспощадно уничтожаем… ежедневно пишу по 2 письма.

Другое письмо:

…воюем, бьём немецкую гадину, чтобы быстрее её уничтожить. Тогда мы с тобой будем жить ещё так, как никто не жил. Ты писала, что портной костюм увёз, ну ничего не поделаешь. Я приеду, купим новый.

28 августа командир части в/ч 11755 Якимович А. А. направил жене машину и справку, разрешающую приезд к нему:

…передаю письмо, и за тобой машину посылаю, передаю справку. Анечка, приезжай, если уж не возможно, то тогда не надо… Живу хорошо. Но, Моисеев ранен, Костя убит. Сейчас я командир части… Наступаем вперед на запад. Анечка, я тебя в письме поздравил с Днём Рождения.

9 сентября 1943 года:

Пиши, спешу, нет времени, еду в Сталино.

Приказом ВГК от 08.09.1943 № 9 за освобождение г. Макеевка 54-й гвардейской дивизии было присвоено звание «Макеевской», а 230-й стрелковой дивизии за взятие города Сталино — «Сталинской». Бои были тяжёлые, но Якимович их не описывает.

Свидание с женой состоялось позже.

12 сентября 1943 года:

Анечка, как ты выехала, до сих пор от тебя ничего не получаю. Как ты доехала? Как дома себя мама чувствует? Всё описывай, я тебе ежедневно пишу по 2 письма.

Скорее всего, это было последнее свидание супругов.

15 сентября 1943 года:

Скоро придем к Днепру, в общем, Анечка, гоним немцев, беспощадно уничтожаем.

В Запорожской области бои были очень тяжёлые. Фашисты цеплялись за каждую пядь приднепровской земли. Создали мощнейшую оборонительную линию «Во́тана» (в честь бога войны древних викингов).

23 сентября 1943 года:

…живу по-старому, двигаемся вперёд, на запад. Клюжев, наверное, умер. Достов, шофёр, — убит и ещё есть ребята, которых ты не знаешь. Семёнов убит, Щелягин (тот, рыжий) убит. А я ничего, только за тебя беспокоюсь.

28 сентября 1943 года капитан Якимович переведён в 230-й стрелковый полк на новую должность.

Анечка, вот прошло много дней, как я от тебя не получаю писем. Я сейчас в другой части, командую всей артиллерией. Нач. артиллерии, всё хорошо, но скучаю по тебе.

4 октября 1943 года:

Жизнь моя, ты сама знаешь, качующая. От тебя 350 км.

14 октября 1943 года:

Анюта, я тебе не писал, я был контужен, лежал 15 дней.

17 октября 1943 года:

…бьём немцев, гоним их за Днепр.

Последняя открытка датирована 24 октября 1943 года. Она оказалась одна из трёх, приобретённых мной первыми.

Письма Анны Трофимовны Скрынниковой дошли до нас благодаря упомянутому Старостенко Б. Р. (дошедшему до Берлина, награждённому четырьмя боевыми орденами), он переслал Анне письма, оставшиеся в личных вещах Якимовича. Уже в 1944 году с берегов Днестра он сообщает название населённых пунктов в месте гибели Александра. Кроме с. Украинка, это Ново-Владимировка, Дмитревка. Много писем вернулось в Ворошиловград с пометками Доставить невозможно.

Анна всем сердцем любила мужа и доказала это всей последующей жизнью.

Когда в августе происходит задержка в получении писем, она пишет командиру Орехову И. Ф.:

Я хочу узнать кое что о своем любимом Сашеньке. Я ему пишу, но ответа не могу дождаться, получила от него те старые 6 открыток. Передайте ему, пусть пишет.

28 августа 1943 года:

Теперь очень жалею, потому что ты не поехал в Академию. Мама сильно беспокоится, говорит, пока поучился бы, а там, быть может, и война закончилась… Быстрее гоните немцев и вернись домой с Победой.

7 сентября 1943 года:

Сообщаю тебе, что сегодня получила деньги 1 000 рублей, благодарю тебя… Я тебя просила и буду просить, пиши почаще письма. Пиши, какие сёла и города освобождаешь, кто из ваших ранен, убит…

Особенно трогательны письма, написанные уже после гибели Александра, о которой Аня ещё не знала. Она писала ему до середины ноября, верила, что жив, что просто задержка почты...

29 октября 1943 года:

Скоро будет Октябрьский праздник, нам два дня отдыха. Жалко, что тебя не будет. Ну что же, значит наша судьба такая. Живы будем, будем вместе с тобой опять… я всё жду, скоро освободят Минск.

31 октября 1943 года:

Сашенька, ты мне пишешь, что у тебя нет чемодана и вещей. Это всё нажитое, береги себя. Останься в одной рубашке, но лишь бы был жив…

1 ноября 1943 года:

Сообщаю тебе, что деньги я получила ещё 29.10 и письма 11 штук. Сегодня ещё не было, я бы хотела получать каждый день, но не получается… я тебе пишу в день по 2–4 письма… но уже немного осталось. Поскорей возвращайся домой с Победой, я жду тебя, целую много много раз, твоя АНЯ.

8 ноября 1943 года – 10 ноября 1943 года:

Я писем от тебя не получаю уже 17 дней… Быть может ты ранен или что с тобой. Сашенька, родной. Я тебя очень прошу, пиши…

12 ноября 1943 года. Письмо сохранилось частично. Это последнее из писем Анны:

…хотя ты и говорил ещё дома мне, что ты останешься жив до окончания войны. Это, конечно, очень хорошо было бы. Я желаю этого тебе и всем остальным. Но это война, она не шутит ни с кем, что плохо…

Письмо написано через 17 дней после гибели Якимовича.

После освобождения Минской области Анна Трофимовна не могла не поехать на родину Александра. Встретили её как родную. Родственники её Саши: отец, мать Софья Семёновна, сестра Анна Александровна и брат Владимир — пообщались, сфотографировались. Много лет шла переписка, изредка встречались.

Роковая ошибка в извещении не позволили оформить пенсию за мужа-офицера. Анна Трофимовна обращалась во многие инстанции, вплоть до Верховного Совета СССР, но правды не добилась. От Александра Александровича остался карандашный портрет, написанный её братом, несколько фотографий и масса писем, которые она перечитывала до последних дней своей жизни.

Лев Лукашов, г. Донецк (Ростовская область)
публикуется с разрешения автора для pismasfronta.ru

 
Уважаемые посетители, вы можете присылать «письма с фронта» для размещения на сайте на адрес: letter@pismasfronta.ru
© 2012-2017, «Суть времени» и «Родительское Всероссийское Сопротивление»