Алексей Смоленский — письма с фронтов Великой Отечественной войны

Отвечая на вопрос младшего брата Олега в письме от 28 июля 1945 года, младший лейтенант Смоленский Алексей Георгиевич, командир батареи 94-го стрелкового полка 21-й стрелковой дивизии, перечислил боевые награды, полученные им за войну: орден Красной Звезды, медали — «За оборону Одессы», «За оборону Сталинграда», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией» — награды рядового бойца, честно выполнившего свой долг перед Родиной.

Он не совершил героического подвига, но оставил потомкам мир и много писем, бережно сохранённых его матерью. Скромно трудился после войны в родном крымском городе Евпатория, вырастил двух сыновей и закончил свой жизненный путь в 1988 году. Не все письма сохранились в семье, но те, что есть, ярко отражают тяжёлые годы войны.

Алексей Георгиевич редко вспоминал годы лихолетья, поэтому добавить что либо к сказанному не представляется возможным. Как написано — так и прочтём! Война застала его на действительной службе разведчиком 498-го гаубично-артиллерийского полка 156-й стрелковой дивизии (на 21 июня 1941 года дивизия входила в Одесский военный округ, 24.06.1941 — в состав 9-го стрелкового корпуса Южного фронта; фронт дислоцировался в Крыму; в сентябре-октябре дивизия вела боевые действия на Перекопе в составе Оперативной группы войск 51-й отдельной Армии).

Выдержки из писем этого периода.

7 июля 1941 года:

Мой адрес: 646 полевая почтовая станция 498 ГАП 7 батарея [9-й особый СК 143 ОСБР].

27 июля 1941 года, брату Игорю:

Стою на защите своей Южной границы, и если попробуют сунуться сюда, то дадим такой удар, который будет на много десятков лету у них в памяти. Будем бить крепче, чем били наши предки и отцы, и как я бил белофиннов. Я, Игорь, служу по своей специальности, т.е. разведчиком. Пока жив, буду, как гражданин Советского Союза, громить сбесившийся фашизм во главе со сволочью Гитлером... Сейчас в тылу ты должен так же зорко охранять своё производство и честно выполнять все положенные заказы на разгром врага и помощь нашей доблестной Красной армии

5 августа 1941 года:

Писал на пути на площадке под дождём у Сарабуза. Привет Коле и всем. Еду бить Гитлера. Прощайте, может быть, навсегда [письмо отправлено со ст. Джанкой].

16 сентября 1941 года:

Я пока с удивлением [так в письме] жив и здоров, даже нет ни одной царапины. А находился всё время в беспрерывных боях. В данное время нахожусь на отдыхе, на Северном Кавказе, а там снова будем бить сволочь гитлеровскую за свой Край... Мы их много положили, хотя и пришлось им временно захватить наш край. Ну ничего, скоро всех выгоним и потопим в волнах моря... Полевая почта 450 498 ГАП 8 батарея [156-я стрелковая дивизия].

6 октября 1941 года подразделения дивизии были переброшены в Крым (Севастополь) а с 20.11.1941 передислоцированы в г. Новороссийск, откуда принимала участие в Феодосийской десантной операции. В результате 9-дневных боёв, дивизия очистила от врага Керченский полуостров. С 25 по 30 июля 1942 года — бои на левом берегу Дона. В первой половине августа — оборонительные бои на северном берегу реки Аксай. С 10.01.1943 — дивизия в составе Сталинградского фронта (Приказом от 01.03.1943 преобразована в 76-ю Гвардейскую стрелковую дивизию).

6 декабря 1941, родителям:

Я от вас получил 2 открытки и от Феди [двоюродный брат] письмо. Я очень рад, что вы не в лапах кровавого фашизма. Мне чуть не стоило жизни, когда я был несильно далеко от своего дома и хотел узнать вашу судьбу, но не пришлось войти, еле ноги унёс. [Новороссийск п/я 492 - 6/9 - 157-я Стрелковая дивизия]

13 декабря 1941 года, родителям:

Рад, что вы благополучно уехали и прибыли на место [в эвакуацию]. Жизнь сейчас военная, бьём немцев и всю свору проклятую.

27 декабря 1941, родителям:

В ближайшее время снова начнём уничтожать поганую нечисть, решившую нарушить нашу счастливую жизнь... Я сейчас утверждён заместителем политрука. [г. Новороссийск п/я 492 - 6/9 157-я Стрелковая дивизия]

Согласно записям в военном билете Смоленского А. Г., он с декабря 1941 года по февраль 1942 года обучался на курсах 64-й Армии. А с февраля 1942 года по август 1942 года являлся замполитом части 422 ГАП 157-й Стрелковой дивизии.

Прочитаем письма этого периода

12 января 1942 года, родным:

Меня интересует, как успели Игорь и папа выехать в период ожесточенных боёв... Мы отходили, и я был в нескольких километрах от нашего города. Я с некоторыми друзьями на наблюдательном пункте попал в окружение и отбивались до ночи. Мы уходили в сторону Евпатории, но за Саками почти в упор встретились с немцами. В это время ехала наша машина и нас взяла. Тут был убит Воеводин Саша и Грудинов Павел, но мне посчастливелось остаться живым... За кровь товарищей и Клавы буду беспощадно убивать. У меня есть свой закон: всех попавшихся на месте убивать. А сейчас у нас хороший лозунг — всех истребить паразитов на нашей священной Родине... Я утверждён заместителем политрука и являюсь командиром взвода. Получаю 186 руб. В ближайшее время, т.е. дни, снова буду бить паразитов.

9 февраля 1942, родным:

Привет из нашего края, т.е. Крыма. С этого времени будут у нас перерывы с письмами, может и 2 месяца и более. Потому что снова иду на передовую бить врагов. В скором времени выбьем зверьё из нашего Крыма, и если жив останусь, то и Евпаторию посмотрю, и своих друзей, и Клаву.

17 февраля 1942 года, открытка родным:

В ближайшее время снова начнём бить гадов в своей местности [Крым, Евпатория].

23 февраля 1942 года, письмо родным из Крыма:

Все мы, доблестные войны и артразведчики, даём своё слово отцам и матерям нашим, что уже близок час, когда вышибим к чертовой матери всю нечисть с нашего солнечного Крыма... Эта война более жестокая и кровавая. Насчёт обмундирования очень хорошо — не хуже, чем в финскую. Насчёт питания, конечно, всякое бывает. Доблестная Красная армия живёт заботой наших вождей во главе с товарищем Сталиным. Я временно возглавляю взвод разведки. На днях приняли кандидатом в члены ВКП(б), так что в бой пойду с партбилетом. На днях, наверное, месяца на 2 отправят в школу на политрука, т.е. комиссара. Но я постараюсь в бою это звание получить и с честью выполнить свой долг как сын полкаторжанина... Игорь, Олег, учитесь на «хорошо» и «отлично», и если пойдёте в Красную армию — бейте беспощадно фашистскую нечисть. Мой лозунг — лишь вперёд, за Сталина, за Родину!

2 марта 1942 года:

Где Игорь идёт в Армию?... Скоро освободим Крым.

5 марта 1942 года:

Привет из Крыма... Сейчас с нашей семьи будут служить 2 кровных брата.

8 марта 1942 года:

Жизнь идёт в суровой военной обстановке... Наш фронт очень ответственный, где в скором времени раздавим сволочей гитлеровцев в Крыму... Всё время грязь, часто дожди, но ничего — всё переживем, большевикам трудностей нет и не будет. Земляков с Евпатории со мной нет... Но вот уничтожим врага, обязательно побуду в городе, узнаю судьбу всех. Если кто жив остался.

6 марта 1942 года:

Пока нахожусь не в бою. Желание и стремление есть скорее выбить сволочей гитлеровцев с Крыма. Снова завеет наш красный флаг, и этот день близок, когда мы его выбьем... От Игоря и Феди писем пока не получаю.

24 марта 1942 года:

Получил партийный Кандидатский билет... Особенно много попили вина кавказского в Анапе, Краснодаре и др. местах.

26 марта 1942 года:

Воюю в Крыму. Земляков с Евпатории не встречаю. Из тех, что призывались со мной, — кто ранен, кто убит.

1 апреля 1942 года:

Фашистов каждый день тесним с нашего Крыма. Очень, сволочь, укрепился, сопротивляется... Особенно запомнился Перекоп, где чуть не утонул.

2 апреля 1942 года:

Получил письмо от Игоря с Пензы. Едет на фронт. Прошло 20 дней, он уже на фронте.

10 апреля 1942 года:

Привет с Кубани! Здоровье ничего, но немножко прихварывал после сотрясения. Я плыл 4 км. С Керченского полуострова по проливу вплавь... Жив буду, то приеду на родину свою, в Сибирь. Но, как вы пишете о Крыме, то как меня взять, то я сказал, не дай бог, чтобы я был и жил там. Пусть он погорит. И если будут дети, то и им закажу, чтобы не ездили в Крым.

24 апреля 1942 года:

Привет с Кубани! Нахожусь в глубоком тылу, живу в саду. Жизнь, конечно, не та что на передовой под пулями и снарядами.

26 сентября 1942 года, брату Игорю:

Я сейчас на защите нашего Сталинграда, и немало мы своим грозным оружием уничтожили как немецких, так и румынских сволочей. Мне партия поручила большое дело, работаю комиссаром батареи и, что возможно, с честью выполню. Мой адрес: ППС 492; 22 ГАП 1 дивизион 1 батарея [157-й СД 76 Гвардейской Стрелковой дивизии]... Да и не нам ли, Игорь, как сыновьям политкаторжанина, бороться; для нас папа завоевал счастливую жизнь, а мы должны её защитить. Наш лозунг — это вперёд, на разгром немецкой сволочи. Я с мая домой не писал, не позволяла обстановка.

30 сентября 1942 года:

Часто вижу тебя, мама, во сне. Пока сон не перебьёт стрельба или визг авиабомб. Не волнуйся сильно обо мне, я вояка старый, в окопах нахожусь немало времени — сопляку-немцу не так-то легко сразить меня... С каждым днём все больше и больше пускаем на тот свет фрицев. Видно, как он напрягает последние силы, но уже у него не та сила и техника. Он сейчас бросается на Сталинград и Волгу, но мы, защитники, дали клятву всему своему народу и нашему вождю Сталину, что будем биться до последнего дыхания. Сталинград не отдадим. Вот уже 2 месяца его держим и уничтожаем.

29 декабря 1942 года:

Я в данный момент не в боях, а на курсах. Мой адрес: 1576 полевая почта часть 525 [штаб 7-й Гвардейской Армии].

31 декабря 1942 года:

Тетя Ляля, с Новым годом!... Я на курсах. Но имел великое счастье начать гнать их [фашистов] от нашей Волги и Сталинграда... Знаю, что вы выехали в Сибирь 21.10.1941. А Красный сокол Федя [двоюродный брат] громит фашистских извергов.

2 января 1943 года, 2 письма:

За 18 месяцев немало фрицев нашли себе могилу от моего грозного орудия и личного оружия. Нас 3 брата будут бить и уничтожать фашистских извергов.

10 января 1943 года:

В этом, 1943-м, году мы должны уничтожить всю нечисть, посягнувшую на нашу счастливую Родину.

21 января 1943 года:

Игорь сейчас в наступлении и писать время, конечно, не имеет. Письма от Игоря приходят быстро, видно он от меня недалеко, может, и на одном участке... Вышлите мне свои фото. Я имел и берёг ваши карточки, но в период Крымской кампании, когда плыл, они размокли [плыл через Керченский пролив].

7 марта 1943 года:

Был на учёбе, а сейчас опять в подразделении. Немецкую сволочь буду бить по-гвардейски. Мне выпало большое счастье встать в ряды Гвардейцев. Сейчас я нахожусь в месте нашей фамилии [имеется ввиду Смоленск — уловка от цензуры].

1 апреля 1943 года:

Курсы окончил и являюсь теперь средним командиром. Адрес: 492 полевая почта, часть 40... Сейчас я не артиллерист и вроде пехота-истребитель... На фронте своей фамилии недалеко [снова упоминание о г. Смоленске]. Погода плохая: снег, в окопах вода — но мы, русские и особенно сибиряки, привыкли. Занимаемся охотой за фрицами. Сволочи мало головы показывают в траншеях, но всё-таки достаём местами пулями, местами гранатами.

2 апреля 1943 года, тёте Ляле:

Вы, конечно, читали наши боевые дела по разгрому немецких оккупантов под Сталинградом. За эту нашу доблесть мы получили большое Сталинское звание «Гвардеец» [переименование 157-й Стрелковой дивизии в 76-ю Гвардейскую стрелковую дивизию]. Вечером свой досуг неплохо проводим — это охота за фрицами, когда те идут за ужином... В этом году я неплохо встретил свой День рождения в домашнем очагу с землячкой из Евпатории. Она жила на Слободке. Она со своим другом помогли мне сделать День Рождения.

6 апреля 1943 года:

Папа. Я вам выслал аттестат на Черемховский Райвоенкомат с 1 мая [1943 г.] по 1 мая 1944 г. Так что, как получите — сразу сообщите.

7 мая 1943 года:

Моя теперь специальность как истребитель танков очень опасна... Я рад, что Игорь стал офицером Красной армии... Адрес: Полевая почта 24596 [234-й Гвардейский стрелковый полк]... Очень жаль Васю, знаю, что он погиб, как герой, потому что Сибиряк.

1 июня 1943 года:

Я, наверное, скоро снова поеду учиться. Теперь мы должны быть строевые единоначальники. Если со мной что случится, то можете написать: Смоленская область, Мещевский район, Лаптевский сельсовет, деревня Привалове. Фелитовой Евдокии Иосиповне. Она всегда знает о моей судьбе.

1 июня 1943 года, Смоленской Ольге Алексеевне (мать Маслеева Ф. И.):

Жизнь моя протекает в подготовке людей, а моя специальность — это политработник... Как Федя? По-моему, он должен быть также средний командир. Вася, наверное, тоже на фронте.

15 июня 1943 года:

Вас, неверное, сразу удивит, что я пишу со своих родных Сибирских мест. Пишу с Новосибирска. Тут пробуду 15-16 июня. И буду ехать ближе к Алтаю... Еду учиться на бывшую первую старую специальность [разведчик].

24 июня 1943 года:

Я сейчас нахожусь в своей Сибири, о которой только и мечтал. Нахожусь в Алтайском крае, недалеко от Семипалатинска, т.е. ближе к Барнаулу. Жизнь моя и учёба будут протекать не меньше одного года. Так что теперь я стал «тыловой крысой». Адрес теперь: Полевая почта 34136 [22-й запасной пушечно-артиллерийский полк]... Я в Сталинграде в трудную минуту взял на себя командование ротой и я справился с задачей с честью.

21 сентября 1943 года — Минусинск, П.П. 34136 (22-й запасной пушечно-артиллерийский полк).

9 января 1944 года:

Я сфотографируюсь, когда получу «Звезду» и «Медаль». А получить должен скоро.

9 марта 1944 года:

Сегодня мне в больницу принесли Одесскую медаль. Наверное, скоро и «Звезду» получу [но «Звезды», по неизвестной причине, Смоленский А. Г. тогда не получил].

10 апреля 1944 года:

Сегодня получил письмо о том, что папы нет [умер отец — Смоленский Георгий Алексеевич].

25 мая 1944, из Красноярска:

Еду хорошо, санитарным поездом.

28 мая 1944 года, Олегу:

Жив, здоров, скоро подъеду к станции «Курган».

18 июля 1944 года:

15 июля прибыл на фронт, где принял взвод 45-мм противотанковых [пушек], ребята все кадровые и, к тому же, Сибиряки... В день по 4-6 раз приходится быть под артобстрелом. Адрес: Полевая почта 17787 [94-й стрелковый полк 21-й стрелковой дивизии].

(21-я Пермская Краснознамённая стрелковая дивизия, 94-й стрелковый Осиновский полк. В 1944 году — оборона по южному берегу реки Яндеба. В марте — переброшена в Заполярье на Кандалакшское направление. Участвуя в разгроме немецкой группировки в районе Аллакурти, вышла на советско-финскую границу. В декабре 1944 года дивизию перебросили в Румынию. 4 апреля 1944 года — прибыла в город Плоешти, затем передислоцирована под Бухарест, где стояла до января 1945 года. Затем — Венгрия, отражение удара вражеских войск западнее канала Шарвиз. С 20 по 21 явнаря 1945 года находилась в окружении. Принимала участие в Будапештской операции, затем в Балатонской оборонительной операции, Венской стратегической операции)

17 августа 1944 года:

У нас очень много черники и голубики [северная ягода]. Пишу тебе, а кругом нет да и рвутся снаряды и свистят пули.

25 апреля 1945 года:

Привет с фронта. Я заделался разведчиком, в общем, пошлю вырезки о делах боевых... Сейчас снова получил орудие... Иду по пути Суворова: горы, в общем, Альпы.

5 мая 1945 года:

Знамя наше уже над Берлином, и вот-вот войне конец.

28 июля 1945 года, брату Олегу:

Живу в Румынии. Из Австрии, где закончил последний бой с немцами и соединились с нашими союзниками, прошёл в 2 месяца Австрию, Венгрию и больше половины Румынии. Рано или поздно, побуду дома в отпуску, а, может быть, уйду в запас. Последние этапы войны очень тяжело было воевать в Альпах. При потере материальной части [орудий] был в разведке. Особенно он [фашист] сопротивлялся и лез у озера Балатон... Тебя интересует, какие награды есть: Красная Звезда, «за Одессу», «за Сталинград», «за Заполярье», «за победу над Германией», «Гвардия». Был подан ещё на одну «Звезду».

5 ноября 1945 года, матери:

Какое счастье у тебя увидеть Игоря. Скоро еду и я в отпуск. Новый год будем встречать вместе... Я вижу, ты стремишься в Крым. Квартира, я знаю, цела. За период с мая, как выехал с дома, был в Карелии. Когда прорвали оборону, дошёл уже в Норвегию. Был ранен и здесь, и на 3-м Украинском был ещё 2 раза ранен.

После окончания войны, с января по март 1946 года был командиром батареи 74-го мотострелкового полка. С марта по декабрь 1946-го — командиром взвода управления 461-го Гаубично-Артиллерийского полка 64-й Артиллерийской дивизии.

4 декабря 1946 года Смоленский Алексей Георгиевич уволен в запас. Так завершились две войны простого русского солдата.

Лев Лукашов, г. Донецк (Ростовская область)
публикуется с разрешения автора для pismasfronta.ru

 
Уважаемые посетители, вы можете присылать «письма с фронта» для размещения на сайте на адрес: letter@pismasfronta.ru
© 2012-2017, «Суть времени» и «Родительское Всероссийское Сопротивление»