Кавалер двух орденов Красной Звезды — Степан Щербина

Луганский коллекционер Браташ Е. Н. передал мне большое количество писем жителя г. Антрацита Луганской области Щербины Степана Борисовича. Писал Степан своим родителям и сестре. Письма 1944-1945 годов с обратным адресом «полевая почта № 30614», что соответствует 245-му Гвардейскому стрелковому полку 84-й Гвардейской стрелковой дивизии 11-й Армии 3-го Белорусского фронта.

Письма, в основном, бытового содержания, но есть в них строчки, отражающие то время, — тяжёлое время войны и нелегкие послевоенные годы.

Проследив боевой путь 84-й гвардейской стрелковой дивизии, можно установить места боёв, в которых пришлось участвовать автору писем. Я постарался совместить написанное автором с реальными событиями на 3-м Белорусском фронте.

Первое, что я сделал, нашёл Щербину С. Б. на сайте «Подвиг народа». Там размещены данные на награждение его орденом Красной Звезды. В Наградном листе указано:

Щербина Степан Борисович, гвардии младший лейтенант, командир пулемётного взвода 245 Гв.СП 84 Гв. Карачевской ордена Суворова дивизии. 1924 г.р., украинец, беспартийный, в Отечественной войне с 22.08.1942. Ранен 2 раза: 04.08.1943 и 18.11.1943. Призван Копейским РВК Челябинской области.

Вот и все данные.

Если предположить, что Щербина С. Б. воевал в этой дивизии с момента её сформирования (10.04.1943), то он участник Орловской стратегической наступательной операции (июль-август 1943 года), в которой получил первое ранение, освобождения г. Карачева (15.08.1943), за которое дивизия получила название «Карачевская», Брянской и Невельско-Городокской операций (в сентябре-декабре 1943 года). В последней он получил своё второе ранение. 

После возвращения на передовую дивизии в июне 1944 года, она участвует в Белорусской, а с июля — в Вильнюсской наступательных операциях.

Сохранилось 9 писем 1944 года.

3 мая 1944 года:

…документы, которые были у меня, остались в части, когда меня ранило… Далее за глаз. В настоящее время зрения нет примерно процентов 20, а нога моя немого размялась, и от этого легче… [скорее всего, это последствия ранения 18.11.1943]

3 июля 1944 года:

Сообщаю Вам, что я жив, но здоровье моё опять немного нарушено ранением. 22 июня ночью я был на передовой, а 23 пошли после артиллерийской подготовки в наступление. Я прошёл метров 500, и меня ранило осколком мины, оторвало мне полмизинца левой руки. Ранение очень лёгкое, нахожусь сейчас в полевом госпитале…

В Интернете сумел найти «Журнал боевых действий 11-й Армии» и в нём запись от 23 июня 1944 года:

Белорусская наступательная операция

84 гв. СД после артиллерийской обработки переднего края противника, при мощной поддержке авиации перешла в решительное наступление и, ломая сильное огневое сопротивление (до 6-7 арт. мин. батарей и до 15 активно действующих пулемётных точек) противника, к 10:00 овладела… 245 Гв.СП — овладел двумя линиями траншей и вышел на северную опушку рощи 500 м северо-западнее пог. Берестин.

В указанном выше Наградном листе сказано:

В бою при прорыве обороны противника 23.06.1944 тов. Щербина С. Б. проявил отвагу и мужество, являлся примером для своих бойцов и увлекал их за собой. В самый напряжённый момент, когда противник пошёл в контратаку, был убит наводчик станкового пулемёта. Тов. Щербина сам лёг за пулемёт и метким огнём уничтожил 2 ОТ [опорные точки] противника и много немецких солдат и офицеров.

Судя по приведённым данным, Щербина после полученного ранения остался в строю и совершил описанный в наградном листе подвиг, за что, приказом от 12.08.1944, был награждён орденом Красной Звезды.

12 августа 1944 года он сообщает своим родным:

Сообщаю Вам, что я жив и здоров. Рана моя заживает, нахожусь в части. Можете меня поздравить — меня приняли в кандидаты партии и второе — наградили орденом Красной Звезды.

14 октября 1944 года:

Привет с Литвы! Сегодня ночью я снова буду на передовой, а завтра — как даст Бог!

16 октября 84 Гв. СД перешла границу Восточной Пруссии и в октябре 1944 года участвует в Гумбиннен-Гольдапской наступательной операции.

Вот как описывает эти дни Щербина.

7 ноября 1944 года:

Привет из Восточной Пруссии!… Во первых, разрешите Вас поздравить с Великим Октябрьским праздником, хотя моё поздравление опоздает, ну ничего!… В своих последних письмах я описал, начиная с 16 октября по 31, всё, что пришлось мне пережить [к сожалению, этих писем не оказалось среди переданных мне]. Не знаю, дорогие родные, что вы предчувствовали 3 октября или что вам снилось. Это вы запомните и, когда я вернусь домой, то вы мне всё расскажете, но только не забывайте… Нахожусь в настоящее время на передовой и праздник встречаю по-фронтовому — не так, как прошлый год...

А вот, что известно о Гумбиннен-Гольдапской операции. Она действительно проходила, как пишет Щербина с 16 по 31 октября. Это была попытка сходу, после Белорусской операции, захватить Восточную Пруссию. Бои были тяжелейшие, потери невосполнимые с обеих сторон. Красная Армия — убито 16 819 чел., уничтожено 127 танков и САУ, 130 противотанковых орудий. Немецкие войска потеряли убитыми более 40 000 чел. Цель операции не была достигнута, и она была остановлена.

Остальные письма 1944 года сугубо личного содержания и не представляют исторического интереса.

В 1945 году Щербина принимает участие в Инстербургско-Кёнигсбергской наступательной операции, участвует в штурме г. Кёнигсберга.

За 1945 год сохранилось 4 письма:

4 февраля 1945 года:

Привет с Восточной Пруссии! С 18 января нахожусь в боях… Прошу Вас извинить меня, что я не могу дать вам ответы на все ваши письма, потому что, время не такое, чтобы писать письма… Нахожусь в настоящее время недалеко от Кёнигсберга. Участвовал в освобождении нескольких деревень. Население немецкое бежит, только очень редко встречаются старики. Скот и в домах всё начисто остаётся. Теперь и они узнали на своей шкуре, что значит война, а наша братия доказывает по-настоящему.

4 марта 1945 года:

Привет с Восточной Пруссии!… Нахожусь я в настоящее время на передовой, погода очень плохая, метёт так, что света белого не видно. Снега выпало много…

17 апреля 1945 года:

…Я нахожусь всё время на передовой. Участвовал я при штурме и взятии г. Кёнигсберга. Обошлось всё благополучно, не получил ни одной царапины, так что не беспокойтесь. Город большой и красивый. Война теперь уже не та, что была раньше. Много немецких солдат теперь машут белыми платочками из окопов и вывешивают на домах белые полотенца.

20 апреля 1945 года:

Участвовал я, папаша, при штурме и взятии Кёнигсберга, с боя вышел цел и невредим, без одной царапины… Нахожусь под передовой. Погода хорошая. Остаюсь жив и здоров. Ваш Степан.

На этом письма с фронта кончаются. После окончания войны Щербина остается в армии.

8 июля 1945 года:

У вас теперь много новостей, вернётся часть людей старших возрастов домой. А моё дело молодое, и жизнь моя и будущее впереди. Что ожидает меня впереди, я, конечно, предполагаю по своему желанию, если это желание исполнится, то будет хорошо. Судьба моя в ближайшие дни должна определиться, о чем, конечно, сразу сообщу. По этому адресу не пишите, пока не сообщу вам нового.

Судя по номеру полевой почты — 16630 — Степан в 1947 году служил на Курсах младших лейтенантов в Кёнигсберге (Калининграде).

На этом можно было бы и закончить статью, но, перечитывая послевоенные письма Степана Щербины, остановился на такой фразе (8 марта 1947 года):

Привет из Кёнигсберга!… Каждый лишний рубль я посылаю Вам… Если у вас тяжёлое положение, я могу вне очереди выслать свой резерв, который у меня хранится на сберкнижке, и за свои звёзды, примерно, три с половиной…

И в письме от 6 апреля 1947 года:

…А на свои звёзды мне причитается каждый месяц 30 рублей, я ещё не получал ни копейки, т.к. книжки мои полгода находятся по месту моей последней службы П.П.73888, я не особенно и стремлюсь их получать, это мой резерв.

Полевой почте соответствует 21 Гв. СП 5 Гв.СД, также принимавший участие в боях в Восточной Пруссии (?). Возможно, Степан Щербина служил в этом полку какое-то время после окончания войны.

Значит, у Щербины было два ордена Красной Звезды, один из которых не попал на сайт «Подвиг народа». За что герой получил награду — остаётся тайной.

Чем больше вчитываюсь в письма, тем больше возникает вопросов. Чем занимался Щербина С. Б. до войны? В каких подразделениях он воевал в 1942-1943 годах? Как сложилась его судьба в послевоенные годы? Где он жил, была ли семья?

К сожалению, годы летят, и получить ответы на все вопросы, скорее всего, не удастся. Возможно, кто-то из читателей сможет внести ясность. Буду надеяться.

Лев Лукашов, г. Донецк (Ростовская область)
публикуется с разрешения автора для pismasfronta.ru

Уважаемые посетители, вы можете присылать "письма с фронта" для размещения на сайте на адрес: warletter@eot24.su
© 2012-2017, «Суть Времени» и «Родительское Всероссийское Сопротивление»