Отголоски Курской битвы. Из писем гвардейца Петра Муськина

69-й годовщине Великой Победы

Недавно позвонил хороший знакомый: У моей подруги детства оказалось много фронтовых писем, и она с удовольствием их тебе передаст. И вот — встреча с Ольгой Алексеевной. Милая женщина рассказала, что ей по наследству достался дом в г. Луганске, в котором и были обнаружены письма. Скорее всего, они принадлежали супруге её дяди — вот и вся информация.

Получив драгоценный для меня дар, с трепетом стал изучать его содержание. Беглый просмотр ничего не дал. Пришлось углубиться и попытаться найти данные по бойцу, писавшему письма, и адресатам, их получавшим, проследить их жизнь за определённый промежуток времени.

Одно письмо сразу бросилось в глаза. Адрес написан одним почерком, а текст письма совсем другим, детским каким-то, и на украинском языке.

Перевёл:

Сообщаем, но не знаем кому. Фринеко Даша Николаевна о том, что она нашла этот адрес около убитого. Не знаем, толи сын, толи муж, но погиб в селе Хрущёво-Никитовка Харьковской области Богодуховского района. Погиб. Просим вас, кто получит письмо, дайте ответ.

На «треуголке»: Донбасс, г. Ворошиловград, Артёмовский район, ул. Краснознамённая, 103, Алябьевой С.С., отправитель — Полевая почта 25729-В, Муськин П. А.

Имеется ещё одно письмо с такими же адресами. Просматриваю все письма, разбираю их по датам написания и получаю две группы.

Первые девять адресованы в г. Асбест Свердловской области, отправитель П. Я. 84/15 Литер 10 Муськин П. А. Остальные туда же, за исключением 2-х последних с указанием полевой почты № 25729 от того же Муськина П. А.

Проверил Муськина П. А. по сайту «Подвиг народа» — его там не оказалось. Не было данных о нем и на сайте «Мемориал», а ведь там размещены сведения о всех погибших и пропавших без вести бойцах Красной армии.

Тогда я обратился за помощью к поисковикам в Интернете. Один из них предположил, что речь идёт о Мускине Петре Акимовиче 1901 года рождения. Гвардии ефрейтор 219-го Гвардейского стрелкового полка 71-й Гвардейской стрелковой дивизии. Боец погиб 20 августа 1943 года и похоронен в с. Миролюбовка Харьковской области. Эти данные опубликованы на сайте «Мемориал». Далее получил дополнительные сведения. Так, согласно Книги памяти г. Асбест Свердловской области, Гвардии сержант Мускин П. А., призванный Асбестовским ГВК в 1942 году, погиб 14.08.1943 и захоронен в том же с. Миролюбовка. И, наконец, согласно Книге памяти Украины по Харьковской области, ефрейтор Мускин Петро Онисимович загину в 14.08.1943 року и похованс. Миролюбовка. Ясно — речь идёт об одном человеке. Путаница с датами гибели, званием и пропущенная буква в фамилии характерны для военного периода.

В информации из донесения о безвозвратных потерях указана жена убитого — Харитиша Степановна. Ей и детям Толе и Шуре адресованы все письма Мускина П. А.

Теперь обратимся к месту службы красноармейца.

Просмотрев много документов, установил:

1. Почтовое отделение Калиновка П/Я 84/15 лит. 10 является адресом Еланских лагерей, находящихся в Камышловском районе Свердловской области. Лагеря эти находились там до войны, во время войны и в настоящее время они задействованы.

2. Полевая почта № 25729 — через Интернет узнаю адрес 225-го стрелкового полка 23-й стрелковой дивизии. Опять есть несоответствие. Где же служил боец? Ведь в документах о его гибели отмечены совсем другие воинские подразделения. Но тут всё оказалось просто — Приказом Народного Комиссариата Обороны (НКО) СССР от 1 марта 1943 года 23-я Краснознамённая ордена Ленина стрелковая дивизия за проявленную отвагу в боях за Отечество с немецко-фашистскими захватчиками… преобразуется в 71-ю Гвардейскую ордена Ленина Краснознамённую дивизию. 225-й стрелковый полк преобразуется в 219-й Гвардейский Стрелковый полк. Номер полевой почты оставили без изменений. Это ещё одно подтверждение правильного направления поиска.

Очень хотелось в этой статье связать содержание 25 писем фронтовика с конкретными событиями того времени. И опять помог Интернет.

В мемуарах офицера-артиллериста Б. Т. Чиркова читаю:

18 августа 1942 года. Нас отправили в Еланские лагеря. Лагерь представлял собой огромный военный городок, расположенный на большой территории соснового бора и размещался в землянках, которые были оборудованы нарами на 10-12 человек. Распорядок дня был в лагере напряжённый, много внимания уделялось стрелковой подготовке. Младшие командиры муштровали новобранцев строевой подготовкой, учили боевым действиям на местности, обучали, как надо действовать в бою штыком и прикладом. Молодые солдаты копали окопы, траншеи, рвы, дневалили, занимались лесозаготовкой и прочими делами военной подготовки. После краткосрочного обучения новобранцев отправляли в действующую армию.

В этих лагерях и этих условиях Муськин пробыл 2 месяца и 12 дней. Вот выдержки из его писем этого периода.

6 октября 1942 года:

Здравствуйте, моя семья. Я прибыл в часть и занимаюсь военной учёбой. Жизнь моя проходит так, как в Святогорске в Терчасти [имеется в виду один из военных лагерей Харьковского Военного Округа 30-х годов, Святогорск — город в Донецкой области, Украина]. Получили обмундирование. Дают 700 гр хлеба, 25 гр сахара и 3 раза в день кормят… Пока зачислили меня в миномётную роту… Еланский разъезд от Асбеста находится 100 км, а я нахожусь от разъезда километра 2… Ехать до Боженово, а у Боженово пересадка, целый день нужно ожидать поезда, а вечером взять билет до Еланского разъезда. Пробыть до утра в станции, а потом спросить, где лагеря и по адресу 84/15 лит. 10 — это миномётный батальон.

Судя по письмам, болезнь являлась причиной длительного срока нахождения в лагере.

10 октября 1942 года:

Здоровье моё плохое. С желудком меня сейчас положили в лазарет…

20 октября 1942 года:

Здравствуйте, Харитиша, Шура, Толя. Я уже 15 дней нахожусь в больничной землянке. Проверяют моё здоровье, а здоровье моё остается пока, по-прежнему, неважное…

25 октября 1942 года:

Сообщаю вам, что всё время нахожусь в больничной землянке, и ещё придется быть дней 5-10, после чего будет комиссия — что определит, не знаю. Может, выпишут, и буду обучаться, или переведут в нестроевую часть, буду работать здесь, в лагерях…

29 декабря 1942 года:

У меня комиссии ещё не было, а без комиссии меня на фронт не отправят, так что буду находиться здесь, в лагерях, ещё неделю или месяц, а может, и более…

Но долечиться ефрейтору Муськину не дали.

18 января 1942 года:

…Пишу это письмо с дороги, еду на фронт. Здоровье моё не хорошее и не плохое, можно сказать, среднее. Врачи сказали, если будет плохо, то на фронте есть больницы [!?] и будут лечить. Куда едем, не известно…

Во всех письмах чувствуется забота о своих близких взрослого ответственного человека (ему 42 года):

…берегите здоровье, одевайтесь теплее. В питании не жалейте, продавайте или меняйте вещи, без которых можно обойтись…
…получил ли Толя паспорт, прописались ли вы по новому адресу, тепло ли в новой квартире? Достали ли вы что-то из овощей? Не жалейте ничего, сбывайте, без чего можно обойтись…
…Теперь насчёт баяна [видимо, самая ценная вещь в доме]. Можно будет продать, но на продукты: картошку, жиры и др., а деньгами не нужно. Можно рублей 1 000, а остальное — продуктами. Когда мы покупали баян за 1 000 руб., картошка стоила 45-60 коп., жиры 10-15 руб., мясо 7-11 руб., молоко 75 коп., мука 25 руб. пуд… Я считаю нужно взять за баян 50 вёдер картошки, 10 кг жиров, 10 кг мяса, 50 кг капусты, 1 пуд муки и деньгами 1 000 руб… Не жалейте баян, а приобретайте харчей.

ПИСЬМА С ФРОНТА

Итак, Муськин прибыл на фронт.

13 марта:

…я здоров, нахожусь вблизи фронта, но в бою ещё не был. Чувствую себя хорошо…

Рассмотрим, чем занимались подразделения 71-й Гвардейской стрелковой дивизии с января по март 1943 года. Этот период не отражён в письмах и приходится только догадываться, как проходила служба нашего героя. Воспользуемся мемуарами ветеранов дивизии («Рождённая в боях», Воениздат, 1986).

В двадцатых числах января, судя по письму, Муськин прибыл в расположение 225 СП23 СД. А 21 февраля дивизия прибыла на станцию Елец, выгрузилась из эшелонов и по распоряжению штаба 21-й Армии Центрального фронта выступила по маршруту Елец-Курск-Фатеж. 1 марта, как я уже писал, дивизии присвоено звание Гвардейской и изменена нумерация.

8 марта 71-й гвардейской дивизии, переданной в состав 21-й Армии, было приказано сосредоточиться в районе населённых пунктов Красный Клин, Боброве и быть в готовности к наступлению.

10 марта дивизия получила приказ командующего 21-й Армией форсированным маршем двигаться обратно по маршруту Фатеж-Курск, а потом на Обоянь.

18-21 марта 71-я в составе 21-й Армии развернулась между частями 69-й Армии, оставившей города Харьков и Белгород, и 40-й Армией. Рубеж проходил по Дмитровка-Приречное-Березов-Шопино.

20 марта дивизия приступила к боевым действиям, заняв оборону в районе Меловое-Александровка-Богатоеюжнее-Обоянь.

Событий за этот период особых не произошло. Письма имеют бытовой характер.

16 марта:

…сердечный привет с фронта. Я здоров, и всё остальное в порядке. Желудок уже несколько месяцев не болит. Жизнь моя после призыва и до сегодняшнего дня прошла хорошо, а дальше видно будет. Нахожусь у самого фронта, но в бою ещё не был.

И уже 30 марта:

…Я нахожусь на фронте, выполняю боевые задания. Здоров, всё в порядке… Что вы слышали за Ворошиловград? Кого ещё взяли с завода ворошиловградцев в армию?…

Вот здесь опять мои выводы... Скорее всего, Муськин с семьёй был эвакуирован в г. Асбест из Ворошиловграда и продолжал до призыва работать на этом заводе в эвакуации.

В указанном источнике читаем:

25 марта стрелковые полки дивизии, очистив от мелких групп противника урочище Королевский лес, населённый пункт Новая Горянка и разъезд Герцовка, вышли на новые рубежи обороны…

Конец марта и апрель — в основном оборонительные бои.

С 22 марта по 4 июля ни 71 Гв. СД, ни противник активных боевых действий не вели.

15 апреля Гитлер издал приказ о подготовке операции «Цитадель» (кодовое наименование плана наступательной операции в июле 1943 года в районе Курского выступа). К ней привлекались до 70 % танковых и 65 % авиационных дивизий на советско-германском фронте.

30 апреля Муськин пишет:

Я нахожусь на одном месте, родным домом у меня стал дзот. Время проходит быстро и шумно.

В письме от 13 мая опять идёт речь о Ворошиловграде:

О Ворошиловграде ничего не слышал. Только по карте, которая была в газете в конце апреля, где указывается, как проходит фронт, видно, что он проходит возле самого Ворошиловграда. Примерно возле Лутугино, Белого, Родаково, а может, и ближе. Скоро должны узнать о Ворошиловграде или вы, или я. Тогда напишем один другому… Я пишу письмо и смотрю по линии фронта и вспоминаю вид города и какой здесь вид.

(Ворошиловград был освобождён 14 февраля. Но линия фронта долго находилась вблизи города. Ворошиловградская область была полностью освобождена от фашистов только 4 сентября 1943 года)

Весна и относительно спокойная обстановка на фронте дают возможность помечтать, полюбоваться природой. В письме от 15 мая:

…настали тёплые, даже жаркие дни. Ну, по старой привычке наблюдаю за погодой. Правда, гром сейчас не такой интересный, потому, что слышишь его каждый час, только не дождевой, а орудийный. Природа, где я нахожусь, красивая. Я вот сорвал в лесу букет лесных цветов, посмотрел не него, понюхал. Думаю, что через несколько дней этот цветочек вы будете нюхать и смотреть на него. Я его кладу в конверт и листочек с орешника…

Есть возможность дать совет сыну Анатолию:

Пишу тебе несколько советов, если пойдёшь в армию: 1. Береги здоровье, особенно ноги. Если во время ходьбы почувствуешь, что где-то трёт или давит, немедленно переобуйся, чтобы не надавить мозолей или водянку. 2. Люби труд, а труд складывается из многого: и переход пешком, и копка окопов, и вообще оборонная работа — переноска вооружения, военная учёба и др. Будь дисциплинирован, выполняй распоряжения командиров и соблюдай порядок в армии…

В конце июня напряжённость на участке фронта начинает нарастать:

…настали шумные дни и, наверное, будут ещё шумней. Когда я вам пишу эти строки, то недалеко от меня идёт сильный бой, земля дрожит от разрывов и выстрелов орудий, всё в дыму. Мы стоим начеку. Так что, наступили горячие денёчки…

Бои становятся всё более тяжёлые, и Муськин пишет семье тревожное письмо 5 июля:

Жизнь моя идёт без перемен, но перемены, видимо, наступят в ближайшее время. Возможно, это письмо будет последним или предпоследним перед переменой моей жизни. На память сохраните это письмо. Я вам хочу посоветовать ещё раз следующее: 1-е, не жалейте вещей, которые в Ворошиловграде и Асбесте для приобретения продуктов, улучшайте своё питание. Оставьте только те вещи, которые нужны Шуре. Я тебя, Харитиша, прошу, выполни мой второй совет ради наших детей и себя, ведь они растут, и нужно закреплять их организмы, а всё остальное наживётся, если будет здоровье… 2-е, какая перемена будет в моей жизни, я не знаю, но какая бы она ни была, не нужно обо мне сильно тосковать (жалеть), ибо это ничего хорошего не даст в вашей жизни… До свидания, всего вам хорошего в вашей жизни. Целую вас крепко-крепко. Особенно мои советы выполняйте, Шура и Толя. Ваш отец и муж Муськин П. А. Привет всем знакомым. 05.07.43, 12 час. дня.

Из того же источника:

При общем начале наступления противника 4-5 июля [начало Курско-Орловской битвы], на участке 219 Гв. СП противник активности не проявлял.

8 июля 2 батальона пехоты и 5 танков атаковали 2-й батальон 219 Гв. СП, оборонявшего высоту 235.6. Гвардейцы контратаковали и отбросили их на исходные рубежи.

Дивизию перевели в подчинение 40-й Армии Воронежского фронта. Она передала свой участок обороны и заняла новый по рубежу Новоивановка-Сетное, высота 233.6, Зарытое. 219 Гв. СП занял центральное место в обороне.

11 июля дивизию передали в состав 6-й Гвардейской Армии, в 12:00 12 июля пошла в атаку и 22-го вышла на рубеж Новая Горянка–Королевский лес-Герцовка и стала в оборону.

16 июля боец пишет сразу 2 письма: в Асбест и Ворошиловград. Содержание их схожее. Приведу выдержки из письма, направленного по адресу: г. Ворошиловград, Артёмовский район, ул. Краснознаменная, 103, Алябьевой С. С.:

Здравствуйте, мои родные… Я уже участвовал в нескольких крепких боях, уже привык и когда иду в атаку, то у меня страха нет. Настроение у меня боевое, хорошее. Иногда опасность для жизни была близка, но я остался невредим. Шинель осколки порвали, а меня не задели… Голодный никогда не бываю, хватает всего. Здоровье моё хорошее, та сила, которую я накопил до боёв, мне пригодилась. Я послал справку, что нахожусь в Красной армии, чтобы не брали налоги… Прошу вас, моих родных и близких, живите дружно, пособляйте один другому кто чем может. За меня особенно не беспокойтесь, придёт время после войны, соберёмся вместе за рюмкой водки и будем беседовать. Я писал Харитише, чтобы она написала письмо в Ворошиловград что из вещей продать и выслать деньги в Асбест. Жалеть барахло не нужно…

28 июля в письме в Асбест:

Жизнь моя проходит в условиях боёв. Вы, наверное, читаете газеты и знаете и международную обстановку, как воюют наши союзники, и что делается на наших фронтах… Я привык к фронтовой жизни и мне кажется, что я живу здесь всю жизнь. О вас только всегда думаю, что вы, наверное, за мной соскучились. Ну, ничего, придёт время, увидимся. Толя, я уже писал, что если пойдешь в РККА, то стань артиллеристом. Скажи: отец артиллерист, и я хочу…

3 августа наши войска перешли в наступление и подошли к высоте 230.8. 7-го полк участвует в разгроме Борисовской группировки немцев. Наиболее жестокие бои начались 11 августа:

Противник силой одного мотострелкового полка и 30 танков оборонял населённый пункт Хрущевая-Никитовка. В течение недели здесь шли упорные бои. В один из этих дней и погиб Гвардии ефрейтор Муськин Пётр Акимович [по разным источникам это произошло 14 либо 20 августа].

В последнем своём письме 13 августа он писал:

…Настроение моё и моих товарищей хорошее. Гоним немцев на запад с нашей родной земли. Вы положение на фронтах знаете по печати и по радио… Да, нужно закончить войну в этом году. Толя, а тебе, если придётся учиться в Военно-морской школе, будет неплохо быть моряком. Или не в Морской школе… [на этом месте отсутствует часть письма]

И наконец:

Харитиша, я уже писал, что не нужно сильно беспокоиться за временную разлуку с Толей. Придёт время, опять будем его видеть в жизни. Всё человеку приходится переживать: и разлуку, без которой не обходится. Поживите пока с Шурой…

...на этом письмо прерывается.

Закончились бои на Курской дуге. Дивизия пошла дальше не Запад. Освобождала Левобережную Украину, участвовала в Шауляйской, Рижской, Мемельской наступательных операциях. Получила название Харьковско-Витебской и закончила свой боевой путь, блокируя группировку противника на Курляндском полуострове.

Командиром 219-го Гвардейского в описанный период был сын осетинского народа Саутиев Михаил Григорьевич. Гвардии майор был награждён двумя орденами Красного Знамени. Один из них он получил за бои с 7-го июля по 31 августа 1943 года.

Приказом по 71 Гв. СД № 43/Н от 20.09.1943 за августовские и сентябрьские бои орденами и медалями СССР были награждены воины 219 Гв. СП: орден Красной Звезды получило 7 человек, медаль «За Отвагу» — 4 человека.

Медалью «За боевые заслуги» был награждён участник Сталинградской битвы, командир миномётного взвода, призывник Челябинского РВК Похомов Аркадий Александрович. Он, скорее всего, был непосредственным командиром нашего героя.

Командир миномётной роты гвардии лейтенант Майборода Пётр Николаевич был награждён орденом Красной Звезды. Он также участник обороны Сталинграда.

Не дожили до Победы офицеры. Первый умер от ран 07.08.1943, второй погиб смертью храбрых 15.10.1944.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ!

P.S. Автор не считает данный материал завершённым. Я продолжу эту тему, постараюсь найти родственников Муськина П. А., фотографии героя, возможно, вскроются какие-то дополнительные факты его биографии.

10.04.2014
Лев Лукашов, г. Луганск

публикуется с разрешения автора для pismasfronta.ru

Уважаемые посетители, вы можете присылать "письма с фронта" для размещения на сайте на адрес: warletter@eot24.su
© 2012-2017, «Суть Времени» и «Родительское Всероссийское Сопротивление»