«Красный сокол» Фёдор Маслеев

«т. Ляля, с Новым годом!
…Я на курсах, но имел великое счастье гнать фашистов
от нашей Волги и Сталинграда…
Знаю, что вы выехали в Сибирь 21.10.1941.
А красный сокол Федя громит фашистов.»

(Из письма Смоленского А. Г. тёте, 31 декабря 1942 года)

Я уже писал о лейтенанте Смоленском А. Г. Были опубликованы статьи о его участии в Советско-Финской и в Великой Отечественной войнах. Среди множества писем с фронта, находящихся у меня, часто упоминается его двоюродный брат Фёдор. Я обнаружил два письма, отправленные Маслеевым Фёдором Ильичём родителям Смоленского в посёлок Свирск Иркутской области. Долгое время не мог определить, что связывает эти две фамилии. Оказалось, отец А. Смоленского — родной брат матери Ф. Маслеева.

Разместил карточку фронтовика на сайте «Победа 1945», данные взял из Наградного листа на медаль «За отвагу», которой был награждён младший лейтенант 531-го истребительного авиационного полка Маслеев Ф. И. за бои с Японией. И вот на меня вышел сын лётчика Маслеев Сергей Фёдорович. Обменялись с ним информацией, это дало возможность собрать материал о судьбе героя.

Маслеев Фёдор Ильич родился 21 сентября 1922 года в г. Черемхово Восточно-Сибирской области. Перед войной проживал в Крыму, скорее всего, в г. Евпатория. Призван в РККА Семфиропольским РВК и направлен в Качинскую авиашколу. В 1941 году школа была эвакуирована в г. Красный Кут Саратовской области. В это же время в авиашколе учился будущий Герой СССР Тимур Фрунзе со своим другом Степаном Микояном. Школу часто посещал сын И. В. Сталина Василий — выпускник этой же школы. Фёдор Ильич часто вспоминал о встречах с ними.

В своём письме от 29 ноября 1941 года Фёдор пишет:

Правильно, папа, ты писал ещё до войны, что нам принадлежит будущее, придётся освобождать много народа от угнетения тех собак, которые сейчас ещё стремятся поработить наш народ, что, конечно, им не удастся. За что они получат деревянный крест в награду весом килограмм в 100.

Но на немецкий фронт Фёдор не попал. Какое-то время полк, в который его распределили после окончания авиашколы, находился в г. Иваново, где в это время формировалась известная авиадивизия «Нормандия-Неман». Затем полк направили на Дальний Восток. Освоил многие типы самолетов: ПО-2, И-153, И-16, Як-7, Як-11, Ла-7, Ла-9.

В письме родным, датированном 11 марта 1943 года, читаем:

…С большим бы удовольствием ехал на Запад. Понимаешь, ведь получается-то как-то нехорошо. Ведь мне после будет стыдно, что я не участвовал в войне, ведь я гражданин Советского Союза, я должен защищать свою Родину… Я завидую Игорю и Лёне [двоюродные братья Смоленские], не хочу быть на втором периоде, хочу быть на первом.

Поучаствовать в войне лётчику, всё-же, пришлось. Началась война с Японией. Вот выписка из упомянутого наградного листа:

За период войны с японским империализмом совершил четыре боевых вылета. Один боевой вылет на сопровождение штурмовиков для подавления военных объектов города Динин. Два боевых вылета на штурмовку отходящих войск и техники противника по дорогам в районе Тунгоу-Цюпигоу. Во время штурмовки обстрелял колонну пехоты, автоколонну до 30-ти автомашин и гарнизон Цюпигоу… Один боевой вылет на сопровождение штурмовиков для подавления военных объектов противника на станции Эршибадахедзы. После прикрытия штурмовиков обстрелял станцию и склады… За смелость, мужество и боевые заслуги перед родиной в войне против Японии достоин награждения правительственной наградой орденом «Красная Звезда» [наградили медалью «За отвагу»].

Фёдор Ильич за войну с Японией имел также Благодарность Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина (приказ № 372 от 23.08.1945) и медаль «За победу над Японией».

Участвовал и в боевых действиях по освобождению Кореи от японских захватчиков. В 1948 году Фёдор был награждён северокорейским правительством медалью «За освобождение Кореи». В удостоверении к медали сказано: В ознаменование вечной благодарности корейского народа великой Советской Армии, освободившей Корею от японского империализма. Медаль вручалась на основании Указа Президиума Верховного Народного Собрания Кореи от 15.10.1948.

Закончились боевые действия, и младший лейтенант Маслеев продолжил службу в военной авиации на Дальнем Востоке. Довелось служить и выполнять задания во многих посёлках и городах Приморского края: Воздвиженка, Чугуевка, Спасск-Дальний, Камень-Рыболов, Черниговка, Ново-Сысоевка...

Не все полёты заканчивались успешной посадкой, случались и чрезвычайные ситуации. Вот запись из лётной книжки, из раздела «Лётные происшествия» с заголовком «Поломка» (10 февраля 1951 года):

При выполнении задания по сопровождению штурмовиков, придя на свой аэродром, после роспуска на посадку на круге лётчик убрал газ, чтобы уменьшить скорость. При даче сектора газа мотор не заработал, а продолжал работать на малом газе. Лётчик, видя, что на аэродром не дотянет, произвёл посадку на поле на фюзеляж. При посадке поломал радиатор, винт… Виновник происшествия — механик самолета.

В июне 1951 года стал успешно осваивать новый реактивный истребитель МиГ-15, первый полёт на котором осуществил 18-го июня. А всего за год совершил на нём 56 полётов общей продолжительностью 22 часа 22 мин.

В начале 50-х годов в Корее вспыхнула большая война. В ней, наряду с корейскими войсками Юга и Севера, приняли участие военные силы Китая и США. Оказался втянут в этот конфликт и Советский Союз. В небе Кореи «сталинские соколы» впервые сошлись в бою с «американскими ястребами». И, несмотря на огромное численное преимущество авиации США и их союзников, несмотря на то, что американцы бросили в бой свои лучшие авиачасти и новейшую технику, советские асы вышли в этой схватке победителями.

Формально СССР в войне не участвовал, но его ВВС оказывали неофициальную помощь северокорейским войскам. Боевые операции проводили под грифом «секретно». Запрещалось любое упоминание об участии в войне. Советские лётчики носили китайскую военную форму.

Маслеев Ф. И. в составе 535-го истребительного авиационного полка 32-й истребительной авиационной дивизии принял участие в войне. Полк начал боевые действия 7 сентября 1952 года.

Сохранились воспоминания лётчика. Приведу некоторые из них:

Первым сбил самолёт в 535-м истребительно-авиационном полку я, на 7-м своём боевом вылете. 3 октября 1952 года мы выполняли прикрытие плотины. Заканчивая выполнение задания и уже собираясь на свой аэродром, я, в паре с моим ведомым Ильёй Соколовым, обнаружил одиночный F-86, уходящий в сторону моря. Тут же перешёл в атаку, сблизился с ним до 200-300 метров и дал хорошую очередь. Увидел на нём всплески от разрывов снарялов. «Сейбр» сделал левый переворот, во время которого я дал ещё очередь, после чего за ним появился белый, а затем чёрный шлейф. И он пошёл к земле. А мы благополучно вернулись на свой аэродром в Мукдене.

В лётной книжке пилота имеется запись:

За период с 01.09.1952 по 01.08.1953 произведено 59 боевых вылета с боевым налётом 45 часов 27 мин. Из них:

На перехват — 38
На прикрытие — 21
Воздушных боёв — 20
Подбитых самолётов — 1

Просматривая записи лётной книжки, я обнаружил интервал в записях с 16 февраля по 16 июня 1953 года.

15 февраля 1953 года Фёдор Ильич был подбит американским F-86E Sabre. Мастерство пилота позволило посадить самолёт вне взлётно-посадочной полосы. Но посадка не обошлась без последствий. Пилот был ранен в правое плечо. Вот как он сам описывает этот воздушный бой:

Мы вылетели на перехват группы «Сейбров», я находился в составе шестёрки МиГов. На высоте 13 000 м справа впереди увидел 5 самолётов. Мы парой атаковали эту группу слева, но атака не удалась — нас вынесло вправо, и я решил повторить атаку. Резко закрутил с набором высоты и в этот момент ощутил очередь «Сейбра». Почувствовал ожог правой руки. Фонарь кабины, прицел, приборная доска были разбиты. Рация и двигатель не работали, за самолётом тянулся белый шлейф дыма. И я принял решение катапультироваться. Перенёс руку на рукоятку сброса фонаря и в этот момент справа, метрах в 50-ти, увидел «Сейбр» и лётчика в кабине. Он, очевидно, расстрелял весь боезапас и решил посмотреть, почему я не падаю. Я сразу же бросил самолёт на столкновение с ним, но он резко ушёл под меня и в тот же момент я увидел пару МиГов, которые атаковали этого «Сейбра».

Я же до сих пор удивляюсь, как я без двигателя, приборов, метров за 200 до «мигоулавливателя» произвёл посадку на фюзеляж, на грунт, правее взлётно-посадочной полосы аэродрома Дапу. Правая рука была ранена, и по ней текла кровь. Вот так закончился мой 49-й боевой вылет. Меня в тот же день на ЯК-12 вывезли в Аньдун, а затем в госпиталь.

После выздоровления он опять вернулся в часть и провоевал до самого окончания войны в Корее.

По его рассказам сыну, он лично сбил 3 «Сейбра» и ещё 2 в группе. Официально же подтверждён лишь один самолёт. Остальные не подтверждены из-за отсутствия материальных доказательств. Не всегда учитывались данные с фотопулемёта, не всегда получались хорошие кадры. И не всегда у лётчиков в бою была возможность проследить за подбитыми ими самолетами, тем более засечь место его падения.

Позднее он не смог доказать через Подольский Военный Архив ранение. В ответе Архива на письмо лётчика сказано:

По архивным документам установлено, что командир звена ст. лейтенант Маслеев Ф. И. с 10.12.1952 по 23.12.1952 находился на санаторном лечении. В книге учёта офицерского состава 32 ИАД за 1950–53 гг. значится командир звена Маслеев Ф. И. и в графе «ранения и контузии» записано «не имеет». В приказах 32 ИАД за январь-март 1953 года сведений о ранении Маслеева Ф. И. нет.

Помогли сослуживцы-свидетели, благодаря им лётчик подтвердил ранение, а когда здоровье ухудшилось, оформил инвалидность. Один осколок из плеча врачи удалить не смогли, и лётчик проносил его до самой смерти. Две пули от пулемётов «Сейбра» до сих пор хранятся у семьи его сына.

В 1952 году китайским правительством он был награждён медалью «Китайско-Советской дружбы» за совместные боевые действия. Был и награждён советским орденом Красной Звезды.

В сохранившемся Военном билете Маслеева Ф. И. даже не упомянуто о его участии в Корейской войне. Имеется орденская книжка, в которой перечислены награды пилота — это упомянутая ранее медаль «За отвагу», медаль «За боевые заслуги» (1951), орден Красной Звезды (1954), орден Красной Звезды (1956).

До середины 1960 года Маслеев продолжал службу в рядах ВВС в Приморском крае. В отставку ушёл в должности командира эскадрильи в звании майора. Лётчику было 38 лет. Его военная выслуга, с учётом участия в боевых действиях и службы на Дальнем Востоке, составила 32 года.

Много интересного мог бы сейчас рассказать о Корейской войне ветеран. Гриф «секретно» давно снят. Но годы взяли своё, Маслеев Фёдор Ильич скончался в 2001 году, похоронен с воинскими почестями в г. Самара.

Сын лётчика Сергей Федорович Маслеев любезно предоставил мне фотографии из семейного альбома, письма отца.

P.S. Если кого-то заинтересовала история Корейской войны, то обратитесь к книге И. Сейдова «Красные дьяволы в небе Кореи» (Москва, Яуза-Эксмо, 2007). Она есть в Интернете.

Лев Лукашов, г. Луганск
публикуется с разрешения автора для pismasfronta.ru

 
Уважаемые посетители, вы можете присылать «письма с фронта» для размещения на сайте на адрес: letter@pismasfronta.ru
© 2012-2017, «Суть времени» и «Родительское Всероссийское Сопротивление»