От героев былых времён не осталось, порой, имён...

Лукашов Александр Андреевич родился в селе Малый Узень Питерского района Саратовской области в 1922 году. Семья была зажиточная и в период коллективизации объявлена кулацкой. Отца в 1929 году арестовали, тётю с дядей и маленькую двоюродную сестру выслали в Томскую область. Дом разобрали по брёвнам и вывезли из села в райцентр. Мать осталась с тремя детьми (у Александра были брат Николай и сестра Вера) и, как многие односельчане, от нужды и голода решила поискать счастья в Узбекистане. Так Александр попал в город Коканд Ферганской области.

Там он в 1940 году окончил школу, в 1941 году — одногодичные курсы учителей-предметников и был направлен на работу в качестве учителя русского языка и литературы в сельскую школу Наманганской области Узбекистана.

Началась война. Мужчин, работавших в школе, начали забирать на фронт. С июля по сентябрь Александр из простого преподавателя «дорос» до директора школы. Вот выписка из характеристики:

Товарищ Лукашов Александр Андреевич, работая при школе им. Крупской с 25.07 по 25.09 преподавателем, затем завучем и в последнее время директором, проявил инициативу лучшего организатора по сбору хлопка… Товарищ Лукашов является с 1939 года комсомольцем, и ни со стороны комсомольской линии, ни со стороны служебной не было ни одного замечания в работе. Все поручения, все обязательства, возложенные на  Лукашова от комсомольской организации и РайОНО, он выполнял точно и аккуратно, так, как полагается выполнять гражданину, преданному своей Родине.

27 сентября его призывают в армию и направляют в Ташкентское пехотное училище им. В. И. Ленина.

Сохранились письма того периода. 21 февраля 1942 года в письме матери он пишет:

Посылаю тебе фотографию. Перед тобой два преподавателя. Один — литературы и русского языка, другой — химик, биолог. Две души сошлись вместе при одинаковом образовании и очень жалеющие свои специальности. Мы с ним проходим мимо школы, мимо шума и крика детей и сопоставляем мирную жизнь с бурно текущей военной жизнью. Но ничего, может быть когда-нибудь удастся войти в класс с книгой. А пока у нас своё дело.

В это же время брату Николаю:

Писем сейчас писать некогда. Всё время уходит на подготовку к сдаче экзаменов. Начали сдавать, и первые результаты уже есть. По стрельбе из пулемёта имею «отлично», такая же отметка по уставам, лишь по строевой «хорошо». Имею за стрельбу благодарность, вообще, самые успешные дела… А за Маяковского спасибо.

5 апреля 1942 года письмо в стихах:

Не печальтесь мама и Веруся,
Папа, тоже выброси о нас печаль,
Разобьём врага, и вернусь я.
Знаю я, что сыновей вам жаль.
Старость близко, но разлука долга,
Может, временно пожить придётся и одной
Не вернусь я в дом, не выполнивши долга…

В 1942 году окончил училище и, получив звание лейтенанта, был направлен в 367-й запасной стрелковый полк в город Кокчетав Северо-Казахстанской области.

В письме от 13 октября 1942 года:

Мама, пишешь ты, милая, что я стою у тебя перед глазами после нашей негаданной встречи в Ташкенте. Но и ты с Верусей в моём мозгу ютитесь первыми из всех мыслей… Только опиши, как у Веруси дела с обувью и одеждой. Купи ей что-либо. Я 15-го вышлю 1000 руб., как только получишь, купи [неразборчиво]. Мама, если Верочке нужен будет костюм, сшей ей из моего. Или мой продай, а ей купи. Только в школу чтобы пошла не так, как мы ходили, — в 58-м размере. Она уже большая, нужно, чтобы от людей не отделялась. Она у нас одна.

Речь идёт о случайной встрече родных на железнодорожном вокзале в г. Ташкенте. Анна Григорьевна с Верой ехали в Малый Узень, Александр после окончания училища — в Кокчетав. Это была их последняя встреча.

21 октября 1942 года:

Сегодня я получил зимнее обмундирование, уже неделя, как мы познакомились с зимним снегом. Я уже второй месяц не получаю писем от папы, наверное, его уже взяли. К нам присылают людей его возраста из Узбекистана, и я всё жду, авось и он ко мне в гости пожалует. Мама. Я получил все до одного письма. И вот одно из них так было разрисовано чернилами, что я даже рассмеялся, чего уж ты там написала, не знаю. Ну, не беда, как живут, так и поют… Какая у меня радость, не могу сказать. Сейчас получил открытку от Николая из Ташкента. Хотя мало написано, но и этого достаточно. Я хоть узнал, что он жив и здоров, а то ни весточки от него.

В феврале 1943 года был направлен на фронт. 20 февраля — последняя весточка:

Пишу из Рыбинска. Жив, как и прежде. Еду со своими бойцами на фронт. Не беспокойся, родная, как и прежде, всё будет благополучно.

15 мая 1943 года мать получила извещение: Ваш сын погиб 4 марта 1943 года в боях за Социалистическую Родину.

До самой смерти мать Александра Анна Георгиевна и брат Николай Андреевич пытались установить место гибели и захоронения своего Сашки. Обращались в различные инстанции, в военкомат, в архивы... Информации не получили.

Я, его племянник, решил заняться поиском истины. Начал с Интернета, но по фамилии «Лукашов» ничего не нашёл. Мне подсказали учесть различные возможные ошибки в фамилии — и сразу удача. Оказалось, в военных фронтовых документах он проходил как «Лукашев».

В «Именном списке безвозвратных потерь» читаю:

Лукашев Александр Андреевич, младший лейтенант, командир стрелкового взвода 979-го стрелкового полка 253-й стрелковой дивизии 3-го формирования в составе 27-й армии, уроженец Саратовской области Питерского района, убит 04.03.1943, похоронен: Ленинградская область, Старо-Русский район, близ колхоза Пено.

В сведениях о родственниках сказано — мать Лукашова Анна Георгиевна, Саратовская область, Питерский район, село Малый Узень, больница.

Всё сошлось до мелочей, за исключением описки одной буквы в фамилии и звания.

Лейтенант Лукашов А. А. погиб в первый день Старорусской наступательной операции (4-19 марта 1943 года).

Установив современную принадлежность Старорусского района к Новгородской области и определив подчинённость деревни Пенно Новосельскому сельскому поселению, я в марте 2012 года обратился к главе администрации Колесовой Лидии Михайловне. От которой узнал, что Останки всех погибших в указанном мной районе перезахоронены на воинском мемориале у деревни Марфино. Других захоронений в районе деревень Деревково, Пенно не имеется. Но в списках захороненных в Марфино, опубликованных в Интернете, моего дяди не оказалось.

По совету Лидии Михайловны я обратился в военкомат. Ответ за подписью начальника отдела военного комиссариата Новгородской области по городам Старая Русса, Холм, Старорусскому, Холмскому, Парфинскому и Поддорскому районам Скачкова И. Н. пришёл на удивление быстро. Но в нем говорилось: …в картотеке военнослужащих, погибших и захороненных на территории Старорусского района, командир стрелкового взвода 979 СП 253СД Лукашев А. А. не значится. Мне посоветовали выслать в адрес военкомата все подтверждающие документы. После их отправки я получил 27 июня 2012 года письмо, в котором сообщалось: В настоящее время имя Лукашова А. А. увековечено внесением в список захороненных в братской могиле у Марфино. Главе Администрации Новосельского сельского поселения направлено "Дополнение к списку захороненных" для внесения сведений в общий список под № 39.

К 9 мая 2013 года, через 70 лет после гибели, был увековечен ещё один безымянный герой, павший за свободу нашей Родины.

19 июня я с сыном посетил мемориал в Марфино. Колесова Л. М. и Васильева Н. А. уделили нам максимум внимания. Показали памятный знак на месте боёв.

Очень приятно видеть, что память о погибших за Новгородскую землю жива. Мемориал в хорошем состоянии и чувствуется, что он посещаем.

Жизнь сложилась так, что родственники погибших фронтовиков живут в разных государствах — в этом нет их вины. Пока жива память, границы не смогут удержать желание поклониться праху близких людей-героев.

Лев Лукашов, г. Донецк (Ростовская область)
публикуется с разрешения автора для pismasfronta.ru

Уважаемые посетители, вы можете присылать "письма с фронта" для размещения на сайте на адрес: warletter@eot24.su
© 2012-2017, «Суть Времени» и «Родительское Всероссийское Сопротивление»